Taurus

Theseus_Taming_the_Bull_of_Marathon_LACMA_M.2000.179.15

Свежий короткий рассказ, непрямое продолжение Gemini и Virgo.

-Итак, Редж, докладывай. Какие новости? — генерал ВВС со славянской фамилией Галунович откинулся в кресле, нервно грызя сигарету в зубах. Запрет на курение в помещениях научного центра его совершенно не волновал. Мало того, он даже не собирался её зажигать. Это была привычка, которая позволяла хоть куда-то деть своё волнение перед лицом коллег и не выдавать лишний раз восточно-славянский акцент, которого он стыдился. Ирвин Редж, инженер, выглядевший довольно нlеопрятно после двух бессонных ночей работы, перебирал немаленькую стопку бумаг, заполненных чертежами и таблицами, в поисках одного конкретного листа. Редж был для генерала формальным союзником и коллегой по проекту, но гораздо важнее для него было то, что он был чужаком из другой страны. Они оба, каждый по-своему, понимали это и не стремились сразу же раскрыть свои мысли, чувства и намерения перед коллегой.

-Да, вот оно. — учёный протянул генералу стопку скрепленных листов. На титульном была маркировка в виде схематично изображенного быка. — Здесь результаты предыдущих двух испытаний и краткая характеристика объекта.

Генерал несколько минут изучал лист, сдвинув брови и жуя сигарету так сильно, что из неё начал высыпаться табак. Когда содержимое сигареты упало на листы с графиками, он, наконец, вышел из оцепенения и посмотрел на Реджа.

-Слишком мощный и слишком быстрый, вот что я понимаю из всего этого. Я прав?

-Да, сэр. У нас было два неудачных теста, оба закончились летально. Но пока значительных изменений в конструкции не было. Мы предполагаем, что дело было в…

-…Пилоте? Хочешь сказать, у наших ребят не хватает навыка? Да как ты вообще… — генерал начал подниматься в кресле, сильно сжимая подлокотники, сигарета выпала изо рта и покатилась по полу. Он навис над инженером и уже собирался открыть рот, тыкая ему в грудь указательным пальцем.

-Нет, сэр. — Редж нахмурился, и приподнял голову, совершенно не желая давать слабину перед человеком, который даже не был его непосредственным начальником. -Я хочу сказать, что ваши ребята слишком техничны, а это слишком новая и непредсказуемая технология, чтобы использовать те же принципы пилотирования, что и раньше. Нам нужен более… непредсказуемый человек, способный к импровизации и готовый разрабатывать новые способы пилотирования. Возможно, мы говорим о новой школе авиации, сэр.

-Импровизации, говоришь? У меня есть один на примете, Редж. — Галунувич снова присел, глаза задумчиво прищурились. -Собирайся, выезжаем через час.

-Санаторий для отставных, серьезно? Вашему кандидату что, семьдесят? Вы даже толком не представляете, что мы собираемся ему доверить!

Они сошли с трапа самолета в аэропорту Берна не более, чем час назад и ехали на заднем сиденье классического “Роллс-Ройса” в отдаленное место у гор, построенное для ветеранов Союзных Наций сразу после их основания. Место приятное с фасада, но Генерал знал, что говорят о нём среди военных. Санаторием оно было исключительно формально, на деле представляя из себя закрытую лечебницу, пусть и максимально комфортную, не лишенную контактов с внешним миром, но тем не менее — закрытую для посещений и выездов, за исключением особых случаев. Туда отправляли на бессрочное пребывание военных, ученых, и прочих сотрудников, профессионально непригодных и иногда просто безумных, так или иначе причастных к проекту “Aeris”, начатому больше двадцати лет назад в строжайшем секрете. Искомый Галуновичем человек лишь условно был причастен к этой службе, но при странном стечении обстоятельств и многочисленных бюрократических артефактах, он оказался именно здесь. Неизвестно, действительно ли всем этим людям хотели подарить излечение и душевный покой, но верхушку военной власти они больше не беспокоили.

-Капитан Игни Йохансен — Галунович открыл досье и показал разворот Реджу. Ему и тридцати-то нет. Служил летчиком в международном отряде. Почти как мы с вами. — Генерал позволил себе улыбнуться. К сожалению, оказался слишком молод или слаб, чтобы выдержать давление своего же таланта. Все кончилось тем, что парень загубил экспериментальный самолет, предшественник нашего, и сделал калекой второго пилота. Вместо военного трибунала ему предложили официально признать свою психическую несостоятельность и получить билет в наш закрытый санаторий. Волчий билет.

-Серьезно, вы хотите посадить психически больного за штурвал?

-Не знаю, насчет штурвала, но у меня есть конкретный план на этого парня.

Для Игни Йохансена санаторий был домом уже целый год. Здесь, на высоте, в предгорьях, было особенно тоскливо терпеть отсутствие доступа в небо. Чистый горный воздух и редкие облака так и звали в полет, и весь последний год он неустанно писал прошения и обжалования в Комитет, чтобы его снова допустили к полётам. Но справка, которую он получил год назад, гласила: “Нервное Истощение”. В определённых военных кругах она была хуже трибунала. Она закрывала доступ к самолётам практически на всю жизнь. Молодой, светловолосый парень с веснушками уже успел прославиться дурной славой на весь санаторий как смутьян и нарушитель спокойствия, но уговор был вполне ясный и четкий. Либо “добровольное” лечение, либо военный международный трибунал и еще более жестокий остракизм. Здесь, к тому же, его просто “прятали” по причинам, о которых он мог лишь догадываться.  

В глубине души Игни понимал, что справку ему нарисовали не на пустом месте. Постоянные стрессы то и дело вызвали у него легкую дрожь в руках и прочие мелкие симптомы, которые он отчаянно пытался скрыть. Но небо было единственным лекарством от этого, и никакие наземные лечебницы не смогли бы выровнять его состояние и за десять лет. Может, именно по этому, эти месяцы не дали никакого заметного эффекта. Да, он знал, что однажды выйдет отсюда. Выйдет, когда все поймут, что одержимость оставила его и он готов вернуться на службу в должности кабинетного работника.

Он сидел на крыльце в очередной из этих прохладных весенних вечеров, когда запах цветов смешивается с запахом снега с гор. Укрыв плечи теплой курткой, он смотрел на вершины гор, перекладывал стакан с минеральной водой из руки в руку и фальшиво напевал мотив из какого-то старого фильма. По крайней мере, виды здесь были приятными и давали некоторое душевное спокойствие. Тихий шум внизу, заставил его отвлечься и перевести взгляд на землю. Дорогая машина с маленькой эмблемой ВВС въехала в ворота территории. Стакан стал скользким от пота. Он внимательно следил за движениями автомобиля и облизнул губы, когда он остановился прямо у крыльца санатория. Из него вышли двое в гражданской одежде, один из которых был хорошо знаком Йохансону. Парень поправил куртку, невольно вздрагивая от холода.

-Генерал Галунович, добрый вечер. — Он встал, протянул ему руку и натянуто улыбнулся. Вот уж не думал, что вы станете моим соседом так скоро.

Генерал нахмурился, и, промедлив секунду, крепко пожал ему руку.

-Оставь свои колкости при себе… капитан. Я здесь исключительно по делу и кстати, оно касается непосредственно тебя. Знакомься, это Ирвин Редж, он работает в одном со мной ведомстве. Физик-инженер.

-О, рад вас видеть мистер Редж. — Игни скорчил притворно серьезную мину, но пожал руку и ученому. После чего сразу повернулся к Генералу. — Итак?

-Пойдем куда-нибудь, где мы не будем смущать остальных… пациентов. Нам нужно поговорить о работе. Мне понадобятся твои профессиональные навыки.

-КОНСУЛЬТАНТ? ИНСТРУКТОР? — Игни кричал на генерала, срываясь на юношеский фальцет, отшвыривая документы в угол. -Да вы издеваетесь! Все в в ведомстве знают, насколько мне важно иметь доступ к технике! Хуже издевательства ваша шарага придумать не могла? Помахать возможностью как морковкой перед осликом и сказать, что я остаюсь на земле?! — Ингви грязно выругался и уставился в окно. Генерал молча ждал и изучающе смотрел на его вспышку гнева, ожидая, когда парень успокоится.

-Ты сам загубил самолет, парень. И своего несчастного коллегу. И ты сам подписывал согласие на госпитализацию сюда, чтобы избежать военного суда. Я не мог бы передать тебе управление, даже если бы захотел. Но ты можешь поделиться своими навыками и выполнить долг перед своей страной. Выйти отсюда досрочно. Взгляни хотя бы на проект.

Игни поднял папку с пола и начал листать страницы. Брови сразу же разгладились, не оставляя и следа гнева, а  губы напряженно зашевелились.

-Интересная машина. Любопытная. Что в движке? — спросил Йоханссон.
-Сила. Пламень небесный — коротко ответил генерал. — Это всё, что я могу сказать тебе над данный момент. Я не могу рассказать тебе всех секретов хотя бы потому, что не понимаю их сам. Мы имеем на выходе синтез огромного количества энергии очень малыми затратами. Не уверен, что даже наши физики в состоянии это объяснить… сейчас. -Он украдкой посмотрел на Реджа.
-Давно над ним работаете?
-Почти пятнадцать лет. Испытания уже были. Неудачные. Возможно, у нас просто не было подходящего пилота.
-После африканских событий начали пилить, да? — Игни хмыкнул — И думаете, я смогу подготовить какого-нибудь сосунка или перевоспитать ветерана, который сядет в это, использует волшебный метод Игни Йохансена и получит себе славу летчика-испытателя и международного героя?

-Нам просто нужен человек, способный рассказать о том, как он управлял экспериментальными образцами и какие ошибки он совершил в процессе.

-Ну а если я не справлюсь, что тогда?
-Подведешь пилота в могилу и отправишься в менее комфортные условия на пожизненное пребывание. В противовес к этому, у тебя есть шансы создать новую летную школу. Тебя запомнят, как её первого инструктора. Откроешь новые высоты в нашей авиации.
-боюсь, как бы всем нам не сделалось тесно в этом небе… Я рискну, Генерал.

Уже на следующий день они отправились в аэропорт, где небольшой самолет-транспортник доставил их на авианосец. Полет вселил капельку позитива в Игни, но ему хотелось подвинуть молодого улыбчивого пилота и сесть за штурвал самому. Или даже как следует его стукнуть, хотя он прекрасно понимал, что парень не виноват. Спустя какое-то время, они, наконец, приземлились на огромную военную машину “Генезис” и выбрались на палубу авианосца. Военные сновали тут и там, кто-то уже делал доклад Галуновичу. Редж, улыбнувшись, повернулся к Игни.

-Погодка класс, да? Ты, вроде бы, уже бывал на Генезисе? Та еще махина, но посреди океана летать довольно здорово. — Редж почти кричал, заглушая шум волн и самолетов.

-Да, вполне, холодно только немного! — Игни крикнул в ответ и неожиданно для себя самого, улыбнулся. Привычная обстановка, движение, знакомые звуки действовали на него ободряюще.  Сейчас он стоял на палубе в гражданской одежде, но к груди был прицеплен старый его значок “ВВС”. Прохладный океанский ветер трепал волосы и нагло пытался забраться под куртку. Он облизнул губы, почувствовав вкус соли, которая понемногу оседала на лице. Генерал уже успел скрыться из виду, судя по всему, поглощенный обязанностями. Остаток времени до обеда Игни провел обсуждая детали проекта с Реджем. Он дотошно и заинтересованно расспрашивал его о тонкостях работы нового самолёта, в особенности, его двигателя, в котором была заключена технология, о происхождении которой он даже боялся думать. Двигатель и был главным всей этой затеи, ради которой заняли целый авианосец. Может быть и хорошо, что ему не придется лететь, горько думал Йохансен. Все представляли себе, насколько экспериментальный аппарат опасен и по словам Галуновича и Реджа прошлые его итерации были совершенно неуправляемыми. В течение ближайшего месяца он должен был работать с двумя пилотами на авианосце и обучить их каким-то своим секретам и фишкам. Игни понимал, какой это большой риск для генерала и всех причастных, но, как выразился кто-то из команды: “нестандартные вещи требуют нестандартных решений”.

“Инструктаж бесполезен” — думал Йохансен, уходя лицом в ладони. Он никогда не использовал в воздухе то, что он выучил, подсмотрел. Он летал интуитивно, по наитию, это было его частью. И сейчас у него требуют переложить эту часть на кого-то еще. Мыслимо? Тоже он пытался объяснить Галуновичу за обедом и ужином, но генерал не желал ничего слышать и уже рассуждал о сложной и комплексной программе обучения, которую они составят.

-Я скорее бы сел за эту машину сам, пусть даже это будет самоубийственная миссия. Это куда приятнее, чем брать на себя такую ответственность. -Игни подцепил вилкой немного картофеля и уставился на генерала.

-Вот этого тебе и не хватает, парень. Немного ответственности. Но я уверен, ты справишься, как справятся и ребята. -ухмыльнулся его начальник.

После ужина Йохансен отправился в каюту, а Галунович и Редж ушли в кабинет для долгого и серьезного разговора.

-Парень вполне неплох, хоть и слишком молод. Но вся эта затея с инструктажем, она выглядит… Глупо. Так никто не работает, Генерал.

-Если бы ты был чуть дальновиднее, то быстро понял бы, Ирвин, что не все военные — тупые солдафоны, которые творят какую-то ерунду. Я знаю рычаги давления на этого парня. И этой, как ты выразился, глупостью, планирую из него кое-что выжать.

Этой ночью Йохансен спал беспокойно. Ему снились какие-то чудовища, смеющиеся военные, катастрофа из-за которой его отстранили. В голове все перемешалось и периодически он вскакивал с койки, чтобы глотнуть воды или бессмысленно посмотреть в иллюминатор. Очередное, четвертое по счету, пробуждение случилось не от кошмара, но от тяжелого удара в дверь. Она распахнулась и в лицо ему прилетели какие-то тряпки.

-Одевайся, жду тебя на палубе через шестьдесят секунд. — Властный голос неизвестного человека выкрикнул команду и резко захлопнул дверь. Игни, кажется, еще до того, как проснуться, начал одеваться. Сработал четкий, отработанный рефлекс из училища и фактор стресса. Он выбежал на палубу, все еще темную. Над головой, на темно-синем океанском небе, прерывисто мерцали и то и дело гасли звезды, теряясь в светлеющем небе. Он шумно вдохнул холодный воздух и бегом устремился к одинокой фигуре, силуэт которой выделялся на фоне неба. В холодных утренних сумерках было совершенно ничего непонятно, но просыпаясь и приходя в себя, он понял, что очень быстро натянул на себя летную форму. Странно. Тяжело дыша ртом, он остановился возле человека на палубе.

-Капитан в отставке.. Йохансен… По вашему приказанию прибыл, сэр. -Он шумно вдохнул и выпрямился по стойке смирно.

Генерал постучал по циферблату.

-Пятьдесят восемь. А ты ничего, мальчик.Но в следующий раз жду от тебя большей скорости. Тебе туда. Быстро! — он махнул в сторону самолета, отливающего металлическим блеском.

Игни подчинился приказу и подбежал к технике, вокруг которой уже сновали люди.

Инженеры громко перекрикивались непонятными терминами. Рядовые ВВС и техники готовили самолет к взлету. Игни попытался внимательнее рассмотреть самолет. Выглядел он как уменьшенный, более обтекаемый истребитель, с большим, почти футуристичным фюзеляжем и укороченными крыльями. “Как эта кроха вообще полетит?” — мелькнула мысль в его голове. Но как и всегда, дьявол скрывался в деталях. Его сонный взгляд остановился на хвостовой части самолета и главном реактивном двигателе.  Подобных агрегатов Йохансену видеть пока не приходилось, разве что в научно-фантастических фильмах. Двигатель выглядел чужеродно по отношению ко всему остальному самолету. Непривычно маленький, аляпистый, его словно приварили снаружи. Тем не менее, он был настоящим, похожи на реактивный. Он уже тихо работал на холостых оборотах, это было понятно по воздуху, выходящему из него, и странному синему зареву, которое зарождалось где-то в глубине и переливалось вспышками синего огня. Жара, при этом, почти не ощущалось, словно чудовищное жерло было абсолютно холодным. Техники уже пробовали различные настройки, от чего двигатель периодически начинал низко шуметь, слегка раскручивая металлическое кольцо внутри, но даже этого хватало, чтобы напрягся и загудел металл самолета и стояночные тормоза. Только сейчас стало заметно, что шасси были дополнительно прикованы цепями, толщиной с якорные. На боку чужеродного двигателя были печати Военно-Воздушных Сил, флаги нескольких стран, участвовавших в разработке, и Зверя с изогнутыми рогами и бугристыми мышцами. Этот схематичный Телец был напряжен и готов в любую минуту бросится вперед и вверх. Глядя на изображение животного, Йохансен испытал некий прилив хорошего настроения, словно прочувствовал мысли существа. Да, самолет был вправду похож на быка. Крупного и в то же время, грациозного, яростно плюющегося огнем.

К нему подошел генерал и хлопнул по плечу.

-Что, нравится чудище? Этот образец мы назвали “Taurus”. Мощности какие-то безумные, но управляемость так себе.

-Да, он хорош. Именно его будут пилотировать те ребята, которых мне нужно будет обучать? — Игни улыбнулся, у него отлегло от сердца. Даже сейчас, во время тестового прогрева турбины, он ощущал, насколько двигатель мощный и немного радовался тому, что ему не придется за него садиться.

-Да, ты почти угадал. На борт, капитан Йохансен. Вылет через пять минут. Это приказ!

У Игни похолодело внутри. К такому повороту событий он готов не был. Ладони моментально вспотели а земля начала уходить из под ног. Об этом он мечтал, но готов не был совершенно. Но быстро глянув на генерала он понял, что тот не шутит. Команд техников и Реджа он уже не слышал, страх вплотную подступил к горлу, но пересилив себя и как-то взяв под контроль свои ватные конечности, он поднялся по небольшой лесенке в кабину. «Тесно, зато хороший обзор» — подумал он первым делом. По привычке. Ощущение штурвала в руках и мысль о том, что это всего лишь самолет немного успокоила его, но быстро пришло осознание ситуации: От него хотят избавиться и выставить героем посмертно! Он в панике взглянул на сотрудников, но стекло фюзеляжа уже медленно накрыло его, наползая сверху отрезая шум океана и переговоры техников. Тишина. Он остался наедине с Тельцом, который был готов к первой и последней безумной скачке. Игни чувствовал легкую вибрацию самолета от двигателя. Он глубоко вдохнул надел шлем и маску. В наушниках, после тихого треска раздался голос генерала. «Йохансен, ты меня слышишь? Все готово к взлету. Все, что тебе нужно сделать, это поставить 25% мощности и сделать круг с радиусом двести километров, посмотреть управляемость, пощупать тягу. Ты уже делал это раньше на наших самолетах. Будь осторожен, мощность у Taurus дикая. Материалы в Горне еще не изучены досконально, но опытный образец, по крайней мере, не взорвется. В любом случае… удаче тебе, сынок. Даю разрешение на взлет. Прием.»

Йохансен сразу почувствовал себя курсантом академии, которому предстояло совершить первый вылет, во рту моментально пересохло. Не смотря на количество вылетов больше сотни, знания стремительно рассыпались в голове и была лишь одна надежда – на собственный навык, интуицию и удачу. Паника никуда не делась, но он окинул взглядом панель и позволил рукам делать свое дело, практически выключив мозг.

Он подал немного мощности на двигатель, и вместо привычного рева услышал гул, настолько низкий, что отдавался во всем теле, заставляя вибрировать кадык и наверное, за пределами самолета был невыносимо громкий. «Телец» начал брать разбег, непривычно наглый и агрессивный, куда быстрее, чем он рассчитывал. И спустя три секунды, задолго до того, как нос приблизился к краю авианосца, самолет вздрогнул всем телом и оставил палубу внизу, словно оттолкнувшись. Внутренности стремительно обрушились вниз. Секунда гнетущей тишины и…

«Я лечу» — сказал Йохансен сам себе и рассмеялся прямо в эфир, закладывая вираж.  С настолько мощными аппаратами он не сталкивался никогда, но к чести инженеров, система управления была прекрасно отлажена и откалибрована. Дрожь в руках прекратилась и он выставил самолет ровно. Он стремительно летел над океаном, оставив авианосец в рассветной дымке позади и начал увеличивать мощность, заметив, что до двадцати пяти процентов еще много делений. Перегрузка, не смотря на это, была не больше обычной, словно Таурус своим огнем просто разрывал морской воздух насквозь.

Что-то резко хлопнуло – Йохансен и Телец оставили звуковой барьер позади и ускорялись все больше. Самолет легко нырял вниз и вверх, меняя высоту словно по велению мысли. Он опустил его к самой поверхности воды, подняв к небу две параллельные стены из брызг и резко ушел вверх, превращая океан в синее блестящее далеко внизу. Смеясь, Йохансен выполнял команды диспетчера, проверяя маневренность аппарата. «Вверх, вниз, левее, угол 30, угол 40».. в перерывах между командами он несколько раз сделал бочку, словно желая проверить, сбросит ли это чудовище его в океан. Только глянув на радар он понял, насколько далеко от авианосца, и насколько велика скорость Taurus. Но почему мощность только 25%? Куда нужен такой запас? Он решил сделать то, за что в прошлый раз поплатился правом на полеты – проверить, насколько велика сила этого крылатого чудовища и как следует раскрутить Горн. Игни поднял ручку до пятидесяти процентов и дал угол чуть больше сорока пяти градусов. В абсолютной тишине самолет начал подниматься. Гул и вибрация стихли, словно двигатель работал куда лучше на высоких мощностях. Небо начало густеть и темнеть, будто кто-то плеснул в него чернил. Рассвет  сейчас был в противоположной стороне и Йохансен стремительно летел от него прочь, словно догоняя ночную темноту. Горизонт начал изгибаться, а над головой снова загорелись звезды, казалось бы, уже погасшие на сегодня. Слева от себя он увидел размазанное по небосводу северное сияние. Крылья махины вздрогнули, явно неготовые к подобной нагрузке. Он убрал мощность до пяти процентов и стукнул по кнопке у штурвала,услышав указание диспетчера. Крылья раскрылись чуть больше и он самолету почти парить на чистой инерции. Сейчас он поднялся почти в космос, но в отличие от Икара, его гнев богов не поразил. Наоборот, он чувствовал, что неземная мощь наконец поддалась его управлению полностью. В этот момент ему показалось, что даже если бы сейчас крылья не выдержали и самолет развалился  в воздухе, смерть была бы легкой и счастливой, потому что было понятно — никто еще так легко и ласково не касался черной пустоты.

Самолет начал терять высоту и медленно пошел вниз, но умирать Йохансен все-таки не планировал и убрав мощность до минимума, он скорректировал его, не дав уйти в штопор и отправил на восток, в сторону невидимого авианосца и поднимающегося солнца. Самолет напрягся и тяжело вздрогнул, оторвались несколько кусков раскаленной обшивки. Видимо, от поднялся выше атмосферы и сейчас медленно в неё возвращался. Но наконец, преодолев границу плотного слоя он выровнялся и тихо пошел над морем, используя тягу только для легкого, скользящего парения, начав снижать скорость за несколько десятков километров до цели.

Посадка вышла куда мягче планируемой и копыта Тельца тихо стукнулись о палубу. Местами корпус самолета был поврежден от преодоления плотных слоев атмосферы, на крыльях была сильная наледь. Йохансен выбрался из кабины и встал на землю. Сразу вернулась тревога, терзавшая его до полета. Ноги задрожали и он присел.

-Я рад что ты цел, не смотря на хамское обращение с машиной – генерал рассмеялся и опустился рядом, прямо на палубу, и, рассматривая утреннее небо над океанскими волнами, закурил. Они молча смотрели, как блики солнца играют на волнах и вглядывались в пронзительно голубое весеннее небо без единого облака.

-А ты все также хорошо летаешь, но все такой же кретин в обращении с незнакомой техникой. — Галунович беззлобно улыбнулся.

-Зачем все это было, сэр? Весь этот цирк с обещанием того, что меня поставят инструктором.

-Знаешь, есть люди, которые совершенно меняются перед лицом стресса. Я решил, что если достаточно сильно тебя раззадорить, “фрустрировать”, как сказал наш Редж, а затем и испугать — ты полетишь на чистом навыке и интуиции. Именно то, чего мы и хотели. Taurus — слишком необычный самолет, чтобы управлять им привычными способами. Горн двигателя был разработан… Ты помнишь, ту находку в Африке? Ты, должно быть, был ребенком. В общем, реагенты там совсем не отсюда — Он запнулся и снова перевел взгляд к синему небу — Прежде чем начнется официальная часть – что скажешь по поводу самолета? Как мне показалось по наблюдению, двигатель неплох, но корпус никуда не годится, маневренность совершенно не та. Для боевых вылетов такой самолет точно не годен.

-Вы правы, слишком мощный, слишком непредсказуемый, слишком требовательный. Если бы я не нарушил регламент, я бы не понял одну важную вещь.

-Какую же?

Тельцу нужно летать не над водой и не над землей. Он плохо предназначен для полетов в плотных слоях. Словно… сам Двигатель создан для того, чтобы подниматься выше. Мы правда разработаем новую школу, если позволит начальство и я дам свой отчет, а потом спокойно отправлюсь под трибунал. Но я буду точно знать, что сегодняшним утром мы открыли новую страничку в истории Авиации. И думаю, наши дети используют её для чего-то большего — Он молча улыбнулся и посмотрел на последнюю утреннюю звезду, догорающую Венеру, которая блеснула над горизонтом в последний раз этим утром и исчезла в бесконечном голубом мареве. Начиналась новая воздушная эпоха, и человек, обкатавший мифологическое чудовище даже представить не мог, что ждало их всех впереди.

9-16 января 2018.

Taurus: 4 комментария

  1. Уведомление: Scorpio | Квартира Грея
  2. Уведомление: Ophiuchus | Квартира Грея
  3. Уведомление: Libra | Квартира Грея
  4. Уведомление: Volans — Квартира Грея

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s