Aries

Предыдущие главы:

  1. Gemini
  2. Virgo
  3. Taurus
  4. Scorpio
  5. Ophiuhus
  6. Libra

— И сказал Бог: Да будет Свет. И стал свет.

Быт. 1:3

Огромный огненный шар медленно опускался за горизонт, словно решив дать африканской земле отдохнуть. Горячая саванна медленно остывала после долгого, знойного дня, отдавая свой жар ясному, без единого облачка, вечернему небу. Запад тонул в пламени: красное, горящее солнце сползало за горизонт, сжигая всё на своем пути и окрашивая небо в огненные оттенки. На востоке же, небо остывало, густело и становилось твердым и прозрачным, словно стекло, на котором вскоре должны были бликами заиграть звёзды. Прохладный ветер летел с востока, словно дыхание невидимого стеклодува-великана, превращая огненный океан в небесную твердь. Он гнал пыль и сухую траву над землёй, заметая следы каждого, кто решил бродить по этой равнине, возвращая её в первозданное состояние. Наконец, последний закатный луч осветил равнину и Солнце окончательно скрылось за линией горизонта.

Молодой человек по имени Йен смотрел на тлеющий закат и курил. Огонёк сигареты пытался повторять цвета Солнца, но, в итоге, точно также догорел и погас, отдавая землю во власть мягких, густых сумерек. Йен отвернулся от бескрайней африканской пустоши и взглянул на лагерь, в котором они работали уже неделю.

Базовый лагерь был заполнен палатками и шатрами разных размеров, над которыми развевались национальные флаги. Испания, Великобритания, Россия, США, Китай, Канада, и множество других: за 6 дней лагерь разросся очень сильно. Центр лагеря медленно наполнялся людьми, пыльными и уставшими, которые возвращались со стороны небольшого холма с плоской верхушкой. Тишина лагеря была вытеснена громкой речью на нескольких языках. Уставшие учёные шутили, переговаривались, делились находками очередного дня. В центре лагеря, там, где на земле было черное пятно, быстро собирался большой вечерний костёр. Зазвенела посуда на полевой кухне, к запахам пыли примешался аромат супа с пряностями. В отдалении раздались звуки барабана и гитары — ни один вечер в международном базовом лагере не обходился без музыки.

Йен вернулся в лагерь, по пути поприветствовав группу геологов и занялся помощью костровым, собирая большие дрова в аккуратный шалашик, попутно распрашивая коллег о том, как прошел их рабочий день — геологи занимались исследованием новообразований в пещерах. Его же рабочий день должен был начаться только после заката — почти вся группа профессора Кларка Инграма, в которую входил и Йен, занималась исследованием звездного неба.

Огонь начал медленно заниматься в глубине горы дров. Йен присел к костру и вытянул руки вперёд. Эта традиция, спонтанно возникшая в лагере — с вечерним костром, совместным ужином, гитарой и африканским барабаном — удивляла и радовала его больше всего. Огонь и музыка были языком, понятным каждому без исключения.

Пока он задумчиво смотрел в костёр, к нему подсел профессор Инграм, седой мужчина, на вид немного старше шестидесяти, с двумя тарелками супа в руках, одну из которых он протянул Йену.

-Добрый вечер, Йен — сказал он, добродушно улыбаясь. — Устал за день?

-Не так сильно как вчера. Сегодня даже нашлось время созерцать африканскую природу и думать о жизни — Йен улыбнулся в ответ.

-За эту неделю нам всем пришлось немало подумать о жизни. — профессор немного задумался — о жизни и о Жизни. А о чём думал ты?

-О том, как я решил рвануть в экспедицию. — Ответил Йен и посмотрел в темнеющее небо.

***

Для Йена всё началось глубокой ночью, неделю назад — одной из тех ночей самой ранней весны, когда воздух холоден и влажен, когда зимние ветра ещё бродят по Земле, а грязные ледяные корки сковывают асфальт. Временами налетала метель, раскидывая по улице снежную крошку. Эта ночь вновь застала его за дипломным проектом, который требовалось сдать буквально через месяц. Вычисления не сходились, таблицы плыли перед глазами. Йен провел ладонью по небритым щекам и тупо уставился в монитор. Решив, что сидеть дольше, чем до двух ночи уже не имеет смысла, он поднялся со скрипучего стула, потянулся, глубоко зевнул и потер краснеющие глаза ладонью. Настольная лампа заливала холодным светом всю комнату, из колонок играл меланхоличный джаз. На опустевший стул мигом запрыгнул кот и одарил хозяина укоризненным взглядом и могучим зевком, словно дразнясь. Йен показал язык коту и прошелся по небольшой комнатке, думая о своём дипломе и выбранном направлении вообще. Да, он вложил в свою учёбу все силы, которые были у него на тот момент. Построил план жизни, и был категорически уверен в том, что делает вещи правильно. Просто работа над дипломом была слишком утомительной, изматывающей — так он объяснял желание бросить всё это. Йен выключил монитор и вышел на кухню, достал из шкафчика бутылку виски, полупустую, с крест-накрест наклееной красной изолентой, почти полную пачку сигарет и выглянул в окно. Со звёздами в большом городе была напряженка, по ним он сейчас тосковал больше всего и ждал лета, когда он смог бы, наконец, уехать подальше от своего университета, жизненных проблем и заняться тем, что привлекает его по-настоящему — долгими наблюдениями за ночным небом в телескоп, на ферме своего деда.

Он сделал жадный глоток из бутылки и заглянул в небо. Оно походило на лоскут черной вельветовой ткани, обтягивающий город. Прямо над головой мигали красные огоньки самолёта.

Неожиданно, яркая линия расчертила небо коротким отрезком и также стремительно погасла. Через несколько секунд зрелище повторилось. Не заставила себя ждать и и третья и четвертая вспышка. От неожиданности, сигарета выпала изо рта и улетела с балкона вниз. Йен внимательно смотрел на падающие звезды, сгорающие в атмосфере, мерцающие ярче, чем он когда либо видел. Но больше всего его удивило не само зрелище. Он, в силу своего увлечения астрономией, знал о метеорных потоках и звёздных дождях довольно много и понимал, что в это время года Земля не проходила ни через один из них. Удивительная небесная аномалия захватила его взгляд. Желания он загадать не смог.

***

-Зачем загадывать желания, глядя на явления,, которые исчезают  за секунду, не оставляя после себя ничего? В эту ночь мне показалось, что каждая звёздочка,  каждый метеор — это ещё одна сгоревшая в атмосфере мечта.

Йен закончил рассказ  и посмотрел в костёр, который к этому времени горел в полную силу. Небо над головой уже потемнело и на нём зажглись первые, самые заметные вечерние звезды. Не такие яркие, как неделю назад, но всё еще удивительно четкие и многочисленные. Изредка вспыхивали и полоски метеоров — отзвуки того невероятного звездопада, который вызвал все эти перемены.

Над небольшой столовой горой, которую кто-то из учёных поэтично окрестил горой Откровений, висело легкое, почти незаметное свечение. Как говорили, больше недели назад туда упала “Звезда”, которая, по словам местных жителей, пронзила небесный свод словно копьё великана и мягко, без шума, вошла прямо в гору, заставив её поверхность светиться бледным, холодным светом. Буквально на следующий день после приезда, стало понятно, что это не метеорит, и называли этот объект ёмким термином “Аномалия”. Она вошла в атмосферу и почву, не вызвав горения и взрывов, но создала на несколько десятков метров вокруг странное поле, не поддающееся никакому описанию знакомыми терминами, нарушая самые привычные законы физики. Но самым заметным визуальным эффектом  было то, что профессор Инграм прозвал “эффектом линзы” — звездное небо над горой выглядело гораздо ярче, чем обычно, словно над ней не было атмосферы. Йен взглянул на звёзды и попытался припомнить ночь, в которую они сюда приехали.

***

Группа ученых из Гринвича прибыла в эту отдалённую часть ЮАР глубокой ночью, спустя 16 часов после падения Аномалии на Землю. Ещё на подъезде, в автобусе, Йен заметил, что небо начало меняться. Невероятный звездопад, поразивший всех ещё вчера, не прекращаясь, шел уже вторую ночь. Падающие звезды вспыхивали невероятно ярко, иногда до темных пятен в глазах. На небе стала видна огромная полоска млечного пути, разноцветные пятна Андромеды и Магелланова облака. Когда автобус подъехал к месту назначения, звезды светили так ярко, что на земле стали видны тени. На расстоянии нескольких сотен метров от автобуса горела, тем же светом, что и звезды столовая гора, на которую, судя по всему, и упало небесное тело.

Ученые, вышедшие из автобуса, открыли от удивления рты, наблюдая дыру в черноте африканского неба, сквозь которую, как через окно, на них смотрела вселенная, разрезаемая десятками полосок-метеоров. Йен услышал вокруг себя возгласы удивления, смех. Он же, при взгляде на звёзды, почувствовал тяжелый комок, поднявшийся горле. Далеко не все из созвездий, висящих над головой, ему доводилось наблюдать лично. Впервые он увидел Большого Пса, Компас, и части некогда единого созвездия “Арго”, корабля, который беззвучно скользил по ночному небу за легендарным Золотым Руном. Многие были ему незнакомы.

Через несколько минут он вырвался из оцепенения и достал мобильный телефон, направив его на небо. Нажал кнопку “поделиться”. Под фотографией этой дыры в небесной тверди моментально стали появляться отметки множества людей. Он запустил трансляцию, его примеру последовали несколько коллег. Они с улыбками делились фантастическим зрелищем со всем остальным миром, а обитатели этого мира словно присоединились к ним в эту минуту, обсуждая удивительное зрелище.

Из транса их выдернул звук шороха шин по грунту. К группе ученых подъехало несколько военных машин, полных оружия и людей. Мобильные телефоны оказались направлены на них и угрюмые люди, чьи лица, опознавательные знаки, оружие, флаги, помыслы оказались на виду у всего мира, переглянулись и спустя несколько секунд размышлений, опустили оружие.

***

-Так закончилась эта грандиозная битва, всего за две минуты, сказал Йен. — Вооруженные силы трех стран попытались взять под контроль аномалию. В чем был их план? Уничтожить всех свидетелей, списав это на выбросы плазмы из Аномалии, а потом “спасти” человечество, изолировав её? Вот только они не решились делать этого на глазах у миллионов свидетелей.

За всю мою жизнь — задумался Йен — это единственный случай, когда космос оказался сильнее политики. Но, надеюсь, далеко не последний.

-Возможно, мы стоим на пороге удивительных изменений. В науке. В обществе. В политике. В людях, в конце концов — сказал профессор Инграм. — Иронично, что это произошло именно здесь. В месте, в котором появились первые существа, которых мы можем назвать людьми.

-Интересный прогноз, профессор. И смелый. Не много ли оптимизма?

-Время покажет, Йен. Время покажет. Мы нашли удивительную вещь на этой равнине. Преодолели все опасности на пути к ней. Добыли своё Золотое Руно, напугав страшное своим единством.  После событий этих дней я ещё раз убедился в том, что человечество имеет все шансы на счастливое будущее. А сейчас, я думаю о том, что мы без устали трудились шесть дней подряд, так что, сегодня можно отдохнуть и просто посмотреть на небо.

Ещё долго ученые рассуждали у костра о новых горизонтах, которые открылись людям после возникновения Аномалии. Спорили, принесет ли она что-то новое в прикладные технологии, в фундаментальную науку. Наконец, к рассвету, разговоры стихли, большой костёр медленно угас, и холодный ветер нового мира, подхватив догорающие искры, унёс их прочь.

Зима 2018-2019


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s