Сны старых хрущевок

on

Продолжение серии миниатюрок, которые я публиковал в твиттере. Собираю их по мере написания, если вдруг кто-то пропустил — наслаждайтесь!

Брошенные и ненужные вещи

Из ночи в ночь Антресольщик зажигает свой Зелёный Глаз, чтобы маленькие сломанные создания смогли найти дорогу к подъезду, который некогда был их домом. Скрипя, лая, плача, вздыхая, они расползаются по квартирам, откуда их однажды выкинули и в тихих углах, наконец, засыпают.

Неваляшка из кладовки позабыла теплоту детских ручек, порядком выцвела, а колокольчик внутри смолк. Не смотря на это, она может помочь тебе, как помогала давным-давно. Толкни её и, когда она поднимется, её тревожный взгляд укажет на то место, откуда явится Крадущий Сны.

Редко старые квартиры отпускают своих обитателей прочь, даже спустя десятилетия. Сквозь толстые стены слышен стон «Красного Октября». То не школьник, а дряхлое, седое Воспоминание развлекает себя музыкой. Кажется, мелодия знакома, но она всегда ускользает, как полуночный сон.

Книги с нижней полки не открывались полвека. Страницы пожелтели и пахнут временем, обложки сухие, как морщинистые лица. Одна из книг меняет содержание раз в месяц, рассказывая о забытом. Её то и ищет Антресольщик, ползая по ночам, сухо кашляя и оставляя за собой пыльный след.

Что снится призракам

Старые дома, панельные многоэтажки, пускают бетонные корни глубоко в землю, напиваясь грунтовыми водами и скрытыми реками, отчего их стены со временем темнеют, а в некоторых квартирах по ночам поднимается запах сырой земли и истлевших костей.

В подъезде гудит трансформатор, и в этом шуме слышится голос того, кто остался внутри стен дома, того, кто может лишь монотонно петь, нарушая вечерний покой жителей первых этажей. Его неразборчивая молитва проходит по стенам, застревая в пыльных коврах.

Ряска — призрак из Семидесятой, пьет чай, поросший пушистой плесенью и прижимается влажным лбом к оконному стеклу, согреваясь в свете фар, мечтая покинуть темную квартиру. Её зовут к себе огоньки дома напротив.

Старый дух, сухой и испещренный серыми морщинами, вздрагивает, заслышав далёкий шум поездов и прячется под кровать. Давным-давно он боялся петушиного крика, теперь о приходе рассвета ему сообщает гул первых утренних электричек.

One Comment Добавьте свой

  1. И то правда. Старые квартиры не отпускают, даже если в них уже не живешь

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s